Перекресток Птицы:  главная |  проекты |  мастерская |  хобби |  библиотека |  друзья |  форум

Жилище Древней Греции

Дворцы
Общий вид греческих городов
Богатый дом V и IV веков
Обстановка
Основание городов
Размеры государства. Гражданская община.
Общественные классы
Гражданство
Описание Парфенона
Многоцветность в архитектуре
 


Реклама:

Небольшие размеры греческих государств
 
Для нашего восприятия греческие государства представляются чем-то миниатюрным. Арголида занимала площадь в двести квадратных километров; Лакония была почти тех же размеров; Ахайя представляла собой узкую полосу земли, спускавшуюся к морю по склону горной цепи. Вся Аттика едва ли равнялась половине одного из французских департаментов. Территория Коринфа, Сики-она, Мегары была не больше какого-либо большого современного города. На островах и колониях государство обычно состояло всего-навсего из города с близлежащим побережьем и окружающих его ферм. Из акрополя одного города можно было видеть акрополь соседнего. В таком тесном пространстве все было ясно: само представление об отечестве не имело в себе ничего грандиозного, абстрактного и неясного, как у нас, оно все было в пределах, доступных восприятию, оно ассоциировалось с реальной родиной; и то и другое гражданин воспринимал вполне определенно. Чтобы представить себе Афины, Коринф, Аргос или Спарту, он мысленно представлял себе особенности своей долины или родного города. Он знал всех граждан государства так же, как знал во всех деталях и его территорию.
(Тэн. Философия искусства.)
 
Даже величайшие греческие умы не могли допустить, чтобы эллинское государство могло иметь обширные размеры. Когда Платон пытался мысленно представить наиболее жизнеспособную республику, он начал с утверждения, что ее население не должно превышать пяти тысяч семей. "Если этой территории,- говорит он,- вполне хватает для существования такого количества жителей, то она достаточно велика и увеличивать ее не надо" (Законы). Аристотель придерживается того же мнения: "Государством с многочисленным населением практически невозможно хорошо управлять. По крайней мере мы не знаем ни одного из тех государств, система управления которых считается хорошей, которое допускало бы безграничный рост своего населения" (Политика).
 
Муниципальный дух
 
Любая гражданская община по требованию религии должна быть вполне независимой. Так как община имела свою особую религию, из которой вытекал закон, каждая должна была иметь свой суд, и не могло быть инстанции выше, чем суд гражданской общины. Во всякой общине были свои празднества и свой календарь; месяцы и год не могли быть одинаковы в двух городах из-за того, что порядок религиозных празднеств был различным. Каждая имела свои собственные денежные знаки, которые вначале обычно обозначались ее религиозной эмблемой; у каждой были и свои меры. Не допускалось иметь ничего общего между двумя общинами. Различия были так сильны, что с трудом позволялись брачные союзы между членами двух городов. Такой союз казался всегда странным и долгое время считался незаконным. Афинское законодательство, по-видимому, неохотно допускало его. Почти повсюду дети, рождавшиеся от такого брака, считались незаконными и лишались права гражданства. Чтобы брачный союз между жителями двух городов стал законным, был необходим особый договор между этими городами.
 
Каждая гражданская община имела вокруг своей земли межу, указывавшую ее священные пределы. Это была граница ее национальной религии и ее богов. За этими пределами царили другие боги и соблюдался другой культ.
 
Самым выдающимся явлением в истории Греции является раздробление, доходившее до крайних пределов, и дух обособленности каждой общины. Греции так и не удалось образовать единое государство. Причину неискоренимой раздробленности греков искали в природе страны и говорили, что горы, которые там находятся, ставили между жителями естественные рубежи. Но между Фивами и Пла-теей, между Аргосом2 и Спартой, между Сибарисом и Кротоной не было гор. Физическая природа оказывает, без всякого сомнения, некоторое действие на историю народов, но верования человека гораздо более могущественны. Между двумя соседними общинами было нечто более непроходимое, чем горы: священные границы, различие культов - вот преграда, которую каждая община воздвигала между чужеземцем и своими богами. Она запрещала чужеземцу входить в храмы ее богов; она требовала от своих городских божеств ненависти к чужеземцу и готовности вступить с ним в борьбу за общину.
 
Вот причина того, что древние не могли ни установить, ни даже вообразить себе какую-либо иную социальную организацию, кроме гражданской общины. Греки очень долго не приходили к мысли, что можно многим городам соединиться и жить на равных правах под одним и тем же управлением. Между двумя гражданскими общинами мог, правда, существовать союз, кратковременное соглашение для получения какой-либо выгоды или для устранения опасности, но полного союза не было никогда. Религия делала из каждого города нечто единое и мешала ему сблизиться с другими. Обособленность гражданской общины была главным ее законом.
(Фюстель де Куланж. Древняя гражданская община.)
 
вверх к меню
реклама:
Яндекс.Метрика Business Key Top Sites